Г.И. Панченков
Однажды в Лукоморье (Книга I)

Совершенно опустошенный от всего произошедшего в последнее время и, чувствуя себя пешкой в чьей-то большой игре, где кем-то мне отведена какая-то странная роль, я вышел из комнаты и направился к лифту, чтобы уехать от этого места домой и побыстрее. Очень "приятное" чувство на душе, ощущение, что меня просто вывернули, причем сразу двое: одни просто использовали, как приманку, а другие обещали, ну так, мелочь – просто убить.  "Господи! Чтобы вы друг друга перемолотили там, на мосту!"
С этими дивными мыслями я спустился на первый этаж. Собственно, до выхода из здания оставалось шагов пятьдесят. "Быстрее из этого кошмара! Быстрее домой. Дома и стены помогают!" – перед глазами мелькали события сегодняшнего кошмарного дня.
Пока все это вертелось в голове я шел к выходу, практически на автомате. "Странно, но почему наш холл с проходной, как-то странно изменился. Вроде бы все на местах, все обычно, но как-то прозрачно, а поверх всего этого проступает совсем другой пейзаж, могучие деревья, странный шум, как будто шум моря. Впечатление было такое, что соединили две картинки, и они просвечивают друг через друга"  Я даже не  успел удивиться увиденному и даже совсем не удивился сидящему под большим деревом небольшому человеку, когда тот произнес:
- Вы не могли бы уделить мне немного времени, mon cher ami? – произнес человек вполне миролюбиво – поверьте, нам необходимо обсудить несколько вопросов, Марк.
- Я все уже всем сказал! Оставьте меня в покое!
Маленький человек пожал плечами:
– Я не совсем Вас понимаю, Марк, но охотно Вам верю. Не знаю, кто Вас так напугал, но прошу поверить мне, я не причиню Вам вреда.  Впрочем, как хотите. Думаю, что наша беседа могла бы пойти нам обоим на пользу.
Я подошел немного поближе к нему. Маленький, почти ничем не примечательный человек, разве что только котелок на его голове, да красивая трость с золотым набалдашником несколько удивили: "Такое сейчас не носят".
- Ах, простите, наверное, Вас смутил мой вид? Но мне, право, трудно отвыкнуть от ряда привычек. Кстати, это не только трость, но еще и великолепный зонт. Незаменимая вещь – маленький человек просто прочитал мои мысли. А вот деревья стали более реальными, и трава под ногами тоже, в то время как мраморный пол нашего холла почти не был виден.
- Кто Вы, и что Вам от меня нужно?
- О! У меня много имен, но обо всем по порядку.
- Что это за место?
- Это, это мой мир. У него, как и у меня, множество имен. Хотя я не перестаю удивляться иронии сегодняшнего появления именно здесь. Какая игра слов!!! Просто одно из названий моего мира – Лукоморье, да, да из сказки – он поднялся и направился ко мне очень плавно, отточенными грациозными движениями.
- Да, Марк, разрешите представиться, хотя, как я предупреждал, у меня много имен: Страж, Пограничник, Перевозчик, Охранник, Хранитель, Проводник, Сталкер, ну и еще десятка два других имен. За долгие годы я уже привык к их разнообразию и количеству, да так, что уже забыл свое настоящее имя. Вот теперь мы знакомы – он легким движением приподнял котелок – Не удивляйтесь, что я знаю, как Вас зовут. Мне действительно много известно про Вас. Но простите мою торопливость, я все время забегаю вперед.
- Я все равно не могу понять, где я, и что Вам нужно от меня?  Поверьте, у меня сегодня был очень странный и тяжелый день. Еще новые загадки меня доконают, кроме того, я хочу домой и поесть.
- Да, да, безусловно. Еще раз прошу простить меня за мой плохой тон и манеры. Все прояснится, дайте время. А про пищу не думайте, может, мы продолжим за чашкой чая? Перед нами на полянке, возле огромного дерева появился сервированный чайный столик.
- Прошу , - сказал Страж, – а пока Вы пьете этот превосходный чай, я попытаюсь хоть как-то прояснить ситуацию. Лес вокруг нас стал еще более явным, а холл практически исчез.
- Знаете, Страж, или как Вас там? Если Вы так настаиваете на разговоре, то мне было бы спокойнее делать это в привычной для меня обстановке. Булочки и пирожные, лежащие на чайном столике, притягивали мой взгляд.
- Хм. Соблазнительное предложение. Я очень люблю московские бульвары, давно там не бывал. Кроме того, сегодня, кажется, неплохая погода… Вы это серьезно, Марк?
- Абсолютно.
- Да, да, конечно – Страж был явно чем-то озадачен – Вы меня приглашаете?
- Совершенно верно! Я Вас официально приглашаю на бульвар, где мы сможем поговорить, как Вы хотели, а я смогу заодно поесть.
- Но разговор может быть достаточно долгим….
- Ну, я и так уже задержался дальше некуда. А потом запас булочек меня вполне устроит – меня уже начала забавлять эта сцена и, кроме того, по сравнению с тем, что я видел и слышал сегодня, все происходящее сейчас казалось мне безопасным.
- Официально…. Невероятно. Этого давно не было. Мне, право, очень приятно! Благодарю Вас, Марк. Дело в том, что мне по ряду причин трудно оставить свой мир надолго, но "официально" совсем другое дело…. Поэтому я и спрашиваю, серьезно ли это?
- Да это серьезно. Если мы сейчас не отправимся, то я пойду домой. Собственно на разговоре настаивали Вы, а не я. Почему я должен Вас уговаривать? Давайте, решайтесь скорее. И, чтобы соблюсти все формальности, сделаем так: я, Марк, официально приглашаю Вас, Страж, к себе. Всю ответственность за Ваше пребывание на московском бульваре беру на себя!
- Раз так, идемте, Марк – и маленький Страж первым решительно двинулся к еле просматривающемуся выходу из нашего офиса.
Я двинулся за ним следом, обратив внимание, что теперь картинка вокруг начала меняться в обратном порядке: деревья стали прозрачнее, а холл более ярким. Лишь подумав, что сейчас возникнет заминка с охраной, я пожалел, что не прихватил с собой пару булочек.
Охрану мы каким-то чудом миновали, точнее я, как обычно, по пропуску, а мой маленький новый приятель уже ждал меня на улице. Как он туда попал, я так и не понял. Чудеса! Сегодня их, правда, и так было достаточно, так что эта мелочь, по сравнению с превращением начальника Департамента в Демона, уже не удивляла.
Бульвар был пуст. Вечер был довольно теплым, даже после той страшной бури, когда нечисть с криками покинула обжитые ранее места. Уф! Как вспомнишь, так мурашки по спине.  Мы, не договариваясь, сели на ближайшую скамейку. Напротив нас, на башне часы показывали уже почти десять часов вечера. "Так поздно!" Что-то я сегодня не могу уловить  течение времени. Несколько мгновений мы сидели молча. Страж сидел на самом краю скамейки так, как будто в любой момент мог сорваться с места, как заведенная пружина.   Ничего необычного не происходило. Страж вдруг что-то вспомнил и сделал неуловимое движение своей тростью-зонтом. Тут же передо мной появился тот самый заветный столик с чаем и пирожными.
- Простите, Марк. Как-то это все необычно. Прошу Вас угощайтесь, а я буду, как обещал, рассказывать.
Дважды просить меня было не надо. Чай был превосходный, Страж не обманул - то же можно было сказать и про все остальное угощение. Страж не торопился начинать. Видимо, я уж слишком усердно принялся за еду. А что? Я с утра ничего не ел. Напихавшись пирожными и булочками, я жадно закурил. Ну все, теперь можно слушать и  даже воспринимать. Возможно, ход моих мыслей был также очевиден и Стражу.
- Вот и ладненько – произнес Страж. Снял котелок, как-то нелепо покрутил его в руках – Я вижу, Вы готовы меня слушать.
- Угу – утвердительно заметил я.
- Видимо, я в Вас не ошибаюсь Марк, Вы интересный человек. Это к тому, что Вы рискнули меня пригласить. Сюда! Москва, бульвары. – Он помолчал, рассматривая бульвар -  Я почти счастлив! Это отчаянный поступок с Вашей стороны Марк. Просто Вы многого не знаете.
- Пустяки. Давайте к делу.
- Да, да. Так вот, начну я с того, что, как Вы уже, наверное, догадались, мы из разных, но очень близких миров. Не спрашивайте, как такое может быть – я, да и многие другие не знают точного ответа на этот вопрос. Есть факт наличия двух близких, но очень разных миров. Есть ли другие миры, нам не известно. О наличии существующих миров было известно давно, как и то, что их возникновение обязано, видимо, какой-то аномалии, при которой возможно соприкосновение наших миров. Единственное, что известно наверняка, так это то, что соприкосновение, если и случается, то только в одном месте. Не бывает двух одновременных контактов.
- То, что я видел сегодня, когда одна картинка наползает на другую, и есть соприкосновение миров? – спросил я.
- Именно так выглядит это, всегда одинаково. Есть теории, что очень, очень давно наши миры были единым целым, но произошло нечто необычное, возможно катастрофа, при которой миры разделились. А может, это было наказание или испытание, посланное нам высшими силами.  Кстати, о посвященных: их не так много. Просто, много веков назад по вашему летоисчислению контакты носили обоюдно хаотичный характер, что приводило к самым разным последствиям для обоих миров, в том числе, и весьма плачевным. Вот тогда Избранным мудрецам пришла в голову идея ограничить или, правильнее сказать, организовать этот процесс, используя наши преимущества перед вашим миром. Так, появилась моя должность – Страж. Задача самая простая: не допускать хаотичного проникновения с двух сторон. При этом была проведена большая работа по уменьшению числа знающих о наших мирах людях – они находились в вашем мире и просто забывали о факте наличия нашего. Нет, нет, не подумайте, мы никого не убивали, только небольшое вмешательство в память и все.  Кроме того, на Стража была возложена также задача изучения Вашего мира, изменений в науке, культуре, военной и других областях. Собственно, все делалось для того, чтобы быть в курсе ваших достижений. Но не для того, чтобы их использовать у нас, в этом нет необходимости, а для обеспечения безопасности моего мира. Такое положение вещей сохраняется на протяжении веков, до того момента, пока обоюдная толерантность не позволит нам общаться напрямую. Поверьте, оба мира не совершенны, причем каждый - по своему – Страж ненадолго прервал свой рассказ, а потом продолжил.
- Работа трудная, ответственная иногда скучная, масса рутинной работы -статистики, но выбирать не приходится. Страж - это призвание. Кроме того, это надолго, очень надолго, почти навечно. Плюс масса ограничений и правил, которые я должен выполнять.
- Без выходных и отпусков?
- Да о чем Вы говорите, Марк? Без каникул, праздников, без личной жизни и уж, тем более, без пенсии.
- Тяжело!
- Да, это так. Но быть хорошим Стражем очень почетно. Я - хороший Страж. Меня уважают, и к моему мнению прислушиваются – не без гордости заметил он.
- В чем разница между нами, я имею в виду наши миры? Мне, правда, очень любопытно – фантастика какая-то! Да, и еще, я так понимаю, что Вы ничем не рискуете, рассказывая эти тайны мне, ведь можно после рассказа просто немного вмешаться в мою память, и я уже ничего не вспомню. Сотрите, пожалуйста, еще пару неприятных воспоминаний!
- Не иронизируйте, Марк. Риск все равно есть. Разница между нами очень большая: от продолжительности жизни, скорости течения времени, разнообразия форм жизни, флоры и фауны, истории до идей развития наших обществ, общей ментальности, большинства ценностей и еще много чего. Но основное заключается в том, – глаза Стража заблестели – что у Вас есть фантазия, которая привела когда-то к развитию культуры. У нас этого нет, просто у нас нет искусств, нет литературы, а у вас это есть в избытке. Зато у нас есть магия, волшебство, возможность управлять соприкосновениями, то, чего у вас просто нет. Таким образом, баланс между мирами есть даже в таких мелочах.
- Все же интересно, что нужно от меня соседям из параллельного мира? – спросил я,  вновь закуривая.
-Мы почти у цели. Но, прежде чем приступить к этой части нашей беседы, хочу закончить про соприкосновения. Управлять соприкосновениями можно, но в этот процесс посвящены совсем уж немногие. Избранные. Моя должность позволяет их осуществлять по мере необходимости.  Даже есть возможность определить время и место, а также продолжительность соприкосновений. И, вот лет 100-150 назад по вашему летоисчислению, мне пришла в голову интересная мысль: учитывая имеющуюся между нашими мирами различия, попытаться использовать их для обоюдной выгоды.
- Торговля, Страж?
- Не совсем, мой юный друг. Скорее, культурный обмен. Вы никогда не обращали внимания, что почти все легенды, сказки, былины и другие произведения вашего мира разных времен и народов имеют много общего? Героев, например. Ну, вот хотя бы, в западной мифологии – драконы, а у вас, русских змей-Горыныч. А в Японии вообще культ драконов. Никогда не задумывались, откуда известно про них? Ведь рептилии вымерли задолго до появления людей. Эльфы, гномы, баба-яга, тридцать витязей, выходящих из вод, не те же эльфы?
- "Там чудеса, там леший бродит, русалка на ветвях сидит"… Вот поэтому Вы упомянули Лукоморье?
- Александр Сергеевич, мой друг, бывал у нас. Да, это так. В каком месте должно было располагаться, по-вашему, Лукоморье в России? Где в описываемые времена было море? Скажите? Белое море? Балтика? Где? Мне кажется, что Вы уже начали догадываться – да, это все у нас.
- А кот ученый, что ходит по цепи кругом?
- Это еще одно очень приятное для меня мое имя. А вот хотя бы, откуда ваша литература напичкана всякими сверхъестественными существами: вурдалаками, оборотнями, магами, чародеями, колдунами, ведьмами, говорящими животными и предметами? Вы знаете людей, которые видели, что-то подобное в вашем мире? То-то и оно. Все это есть в нашем мире. Одна проблема: при всех магических возможностях у нас нет литературы, нет фантазии. Не может ни один даже самый хороший колдун сотворить мало-мальски хорошую книгу.  Несмотря на это, в моем мире спрос на хорошие книги, истории, романы, стихи и другое огромен. Вот тут мне пришла очень хорошая мысль: помните, я об этом уже говорил? Мне, при очередном соприкосновении лет 150 назад, когда я изучал что нового произошло в вашем мире, попала в руки книга, так, небольшой сборник романтических стихов, который я захватил с собой. Так вот, дав его почитать своим знакомым, я был поражен возникшим интересом к книге. Так начался культурный обмен: я забирал с собой в свой мир книги вашего мира. Единственное, что приходилось предпринимать с помощью простой магии, так это менять имена авторов. Да, да, по нашим правилам это была контрабанда. Но соблазн был велик. Я - единственный поставщик книг в мой мир. Приходилось быть осторожным, и придумывать массу ухищрений, чтобы не попасться.  Ведь я - Страж, самый лучший.
- Понятно: что охраняю, то и имею – вставил я.
- Примерно так. Дальше мысль стала еще больше развиваться. Мне были необходимы талантливые авторы, но, чтобы истории их книг были близки и понятны у нас. Вот так началась "охота" на писателей. Это было замечательное время. Какие люди! У меня была возможность показать им мой мир, да, очень аккуратно, но взамен рождались потрясающие произведения. При этом, моим друзьям казалось, что они это все придумали сами. Их книги, конечно же, Вам известны. Они - действительно гении. Теперь у меня было много забот: найти подходящего автора, перечитать массу вашей литературы, отсеять лучшее, при необходимости, устроить экскурсию сюда, инкогнито, а потом замести следы, да еще и представить новое произведение у нас.
- Но в чем Ваш интерес ко мне?  Я не пишу книг.
- Ну что Вы, батенька, посмотрите, где мы сидим – Страж указал тростью на бульвар – Как это… - он задумался, а потом произнес:
"Между Шуховым и Крупской, по бульвару мы идем,
Между Шуховым и Крупской прогуляться друг вдвоем,
Как не могут истуканы друг на друга посмотреть,
Так, наверное, не сможем мы себя преодолеть…"

Я сидел с отвисшей челюстью. Страж продолжил:
- Ничего не напоминает? Кажется, это Ваше? Да и как Вы могли знать о нашей встрече заранее, об этой прогулке? Кроме того, я Вас предупреждал, Марк, что мне кое что про Вас известно. Я Вас не обманул – его лицо озарила довольная улыбка.
- Но откуда? Это же было давно и только в электронном виде?
- Позвольте мне сохранить часть моих возможностей в тайне. Теперь вы мне верите? 
- Да!
- Уф! Знаете, в моем деле очень важно доверие. Вот трудно было с Льюисом Кэролом, ну он поверил только после того, как я почти весь исчез, то есть растворился в воздухе.  Вот тогда он поверил.
- Вы и  есть тот самый Чеширский кот?
- Ну, скорее, его прототип. С Николаем Васильевичем, Гансом Христианом Андерсеном, Толкиеном, Реем Бредбери, Роджером Желязны было проще, ну а тем более с современными фантастами и авторами фэнтези.
- Сума сойти! Вы их всех знали, знаете?
- Да, молодой человек. Если выражаться более понятным Вам языком, то можно сказать, что я самый лучший литературный агент двух миров.
- Если я все правильно понял, Вы пытаетесь меня завербовать в писатели?
- Вербовать – фу, как грубо. Скорее я хотел бы, чтобы Вы раскрыли свой потенциал. А я, со своей стороны предлагаю Вам увлекательное путешествие в мой мир. Набраться, так сказать, впечатлений, окунуться в неизвестное. Соглашайтесь. Собственно, взамен я ничего не прошу, лично для себя. Вам всего лишь нужно только не мешать Вашему творчеству после. Вот собственно и все, что нужно.
- Вы сильно преувеличиваете мои способности, особенно неуютно после услышанного списка ваших друзей.
- А никто не сказал Вам, Марк, что Вы - гений. Давайте просто цинично – я вынужден пробовать массу вариантов, а уж какой "стрельнет" ведомо только высшим силам. Так что это  - просто шанс попробовать свои силы. Никаких гарантий нет, что именно Вы окажетесь в когорте.   Просто, то, что Вы уже делали, выглядит иногда очень забавным. Вот, кстати, из Вашего старого, лет пятнадцать назад:
И неприметный серый  день
Уже полгода предо мной,
И на часы упала тень,
Движение, заслонив собой,
И только ты без волшебства,
Одним движением головы,
Сорвала пелену с меня
И завела опять часы.

- Я уже ничему не удивляюсь, разве что Вашей памяти, Страж. Мне надо подумать. Особенно после сегодняшних событий.
Только сейчас я обратил внимание, что на улице совсем стемнело, и еще нас за время длительной беседы никто не потревожил, никто не прошел мимо. Я даже не слышал проезжающих рядом машин.  Я посмотрел на часы, что на башне противоположного дома. Часы показывали без пяти минут двенадцать.  Меня будто током ударило, и, вскочив со скамейки, я крикнул Стражу:
- Господи! Уже почти полночь! Ведь сейчас они должны… сражение, как я мог забыть...

© Глеб Панченков. Возвращение в Лукоморье.